Уточняющие опросы с отягчающими последствиями

Необязательную беседу с гражданином силовики часто превращают в уголовный допрос.

Как стало известно «НГ», со стороны силовиков растет число злоупотреблений при вызовах граждан на опросы в ходе доследственных проверок. По идее, человека вызывают, чтобы всего лишь уточнить некую информацию, так что это не налагает на него обязанности. Но по факту тех, кто согласился на беседу, подвергают настоящим допросам, склоняя к тем показаниям, по итогам которых уже возбуждаются уголовные дела.

По ходу с виду обычного опроса из граждан выуживают разного рода информацию, чтобы затем убедить в даче уже показаний с какой-либо целью, необходимой правоохранителям. При этом многие даже не знают, что могут проигнорировать такого рода повестки. То есть они не обязаны, считая это своим гражданским долгом либо опасаясь ответственности за неявку, объясняться с силовиками.

Как отмечают юристы, главное – чтобы человек пришел в следственный отдел, а уже затем, путем различных ухищрений, склонить его к сотрудничеству и даче нужных показаний. И нередко по итогам таких «бесед» возбуждаются уголовные дела, а заодно улучшаются следственные показатели. Таким образом, создавая атмосферу неопределенности и страха, фразами вроде «колись или сами расколем» оперативники кошмарят бизнес, представителей оппозиции или просто пытаются найти причины для того, чтобы «выявить хоть что-то» в качестве предлога для проведения проверки в отношении конкретного лица. И эта тенденция уже стала повсеместной.

Как пояснила в беседе с «НГ» доцент кафедры государственно-правовых и уголовно-правовых дисциплин РЭУ им. Плеханова Екатерина Арестова, опрос – оперативно-разыскное мероприятие, а не процессуальное действие, поэтому человек действительно не обязан говорить правду и являться в отдел по первому требованию. Он может попросту проигнорировать повестку. «Отсутствие правовой возможности применить законные меры воздействия к гражданам, у которых нужно получить объяснения для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, и приводит к тому, что оперативники нередко прибегают к моральному и психологическому давлению на них», – отметила эксперт «НГ».

«Опрашиваемому и в голову не придет поинтересоваться: возбуждено ли уголовное дело? В качестве кого его вызывают? Откуда следует, что он должен явиться и дать показания? А если человек проигнорирует повестку, могут ли его заставить явиться приводом? И на самом деле нет», – подчеркивает, в свою очередь, федеральный судья в отставке Сергей Пашин. Но человек убежден, что идет уголовный процесс и он просто обязан давать объяснения. Правоохранители играют на юридической неосведомленности людей с целью дожать до нужных показаний.

Изначально человека приглашают, чтобы уточнить какие-то обстоятельства (связанные, к примеру, с документами или условиями проживания) и уже на месте начинают опрашивать по совершенно иным обстоятельствам. «Еще и скажут: а какой тебе адвокат? Ты же не обвиняемый, и человек в итоге верит, что ему нельзя вызвать защитника», – объясняет Сергей Пашин. В результате человек оказывается беспомощным, сбитым с толку и лишенным квалифицированной юридической помощи. Между тем, подчеркнул Пашин, карательные органы в последнее время действительно значительно оживились, повсеместно закручиваются гайки, в особенности в отношении оппозиционеров.

По словам управляющего партнера юркомпании AVG Legal Алексея Гавришева, процедура опроса давно превратилась в систему запугивания граждан и получения от них «удобных» для правоохранителей показаний. «Запугивание граждан в ходе проведения оперативно-разыскных мероприятий стало постоянной и повсеместной практикой, а сами они «находятся в заведомо беззащитном и беспомощном состоянии перед правоохранителями, в том числе из-за отсутствия адвоката, – отметил Гавришев. – Ощущая вседозволенность, оперативники этим пользуются, по сути, получают незаконные, а зачастую недостоверные показания на таких мероприятиях».

Наличие показаний на предварительных этапах во многом упрощает и уменьшает объем работы правоохранителей, дает дополнительные механизмы для манипулирования, отметил в беседе с «НГ» и управляющий партнер Юридической группы «Атлант» Сергей Квашенинников. Он подчеркнул, что в отличие от допроса порядок проведения опроса не регламентирован законодательством. В частности, отсутствует обязанность сотрудника разъяснять права и обязанности опрашиваемого, не определяется его правовой статус. «На практике правоохранители зачастую пользуются правовой безграмотностью и под любым предлогом «приглашают» проехать с ними для дачи показаний. При отказе нередко пугают привлечением к ответственности за неисполнение законного требования сотрудника или же просто заставляют проследовать в транспорт», – говорит Сергей Квашенинников.

Изощренных способов оказания психологического воздействия очень много, продолжает эксперт. И даже опытному человеку в таких условиях трудно сориентироваться и просчитать, что сказанное может в дальнейшем ему же и навредить. «В экономических делах нередки случаи, когда опрашиваемый, сам того не понимая, дает правоохранителям дополнительные поводы для его дальнейшего уголовного преследования или создания административного давления на коммерческие структуры, к которым он имеет отношение», – заключил Квашенинников.

Адвокат Московской областной Коллегии адвокатов Сергей Пузин тоже уверен, что «пользуясь правовыми неопределенностями и банальным незнанием граждан, правоохранители вызывают их к себе и оказывают психологическое давление, ведут долгие, нравоучительные беседы или просто запугивают и угрожают различными методами». В последнее время, по его словам, с этой проблемой чаще сталкиваются общественно активные граждане, предприниматели и представители бизнеса, находящиеся под постоянным контролем различных надзорных ведомств. При этом часто оперативники злоупотребляют своим правом вызова лица для дачи объяснений, ссылаясь на немотивированные предлоги. То есть порой человек не понимает причин своего вызова даже после проведения опроса – настолько обширный спектр вопросов задают оперативники.

Как рассказал «НГ» управляющий партнер фирмы «Селютин и партнеры» Александр Селютин, порой правоохранители, не утруждаясь, вызывают граждан по телефону, используя выражения вроде: «Причины поясним по факту явки» или «Вы и сами знаете причины, нет смысла озвучивать их по телефону». Иногда вызываемому просто начинают угрожать по телефону, в том числе насильным приводом. «На практике это огромная проблема в уголовно-правовом производстве, поскольку нарушения со стороны сотрудников полиции присутствуют чуть ли не при каждой проверке или расследовании уголовного дела, – констатирует Селютин. – А бороться с этим очень сложно. Существует некий сложившийся барьер правоприменительной практики, который очень трудно «пробить».

Применение в отношении опрашиваемого/допрашиваемого физической силы трудно доказуемо, а уж применение морального и психического давления просто невозможно доказать, по крайней мере мне такие кейсы неизвестны». Как отмечает член Ассоциации юристов России Евгений Пантазий, целью следствия и прокуратуры является не восстановление прав потерпевшего от уголовно наказуемого преступления, а наказание: «Исходя из этого, следственные органы и стараются добыть максимальное количество доказательств, в том числе полученных не всегда законным путем или же путем подмены». При этом эксперт «НГ» отметил, что оперативно-разыскные мероприятия могут носить и негласный характер. «О различного рода нарушениях прав и свобод достаточно сложно будет сообщить и доказать. Ранее эту практику применяли к лицам, которые могли своими действиями нарушить основы конституционного строя либо вовсе посягнуть на безопасность граждан и государства. Теперь круг расширился, этот прием стали применять к большему числу граждан», – подчеркнул собеседник «НГ».

https://www.ng.ru/politics/2022-04-14/3_8418_conversation.html

Сайт разработан компанией «Айтиха» | ©2022 Юридическая группа «АТЛАНТ»